Источник: Кадурин А. Ю. Об обязательном озвучивании (субтитрировании) на белорусском языке фильмов при их показах в кинотеатрах Беларуси / А. Ю. Кадурин, А. С. Квиткевич, О. Д. Ильина, О. В. Огнева, Н. А. Кадурина // Юридический мир. — 2020. — № 3. — С. 90−100

Об обязательном озвучивании (субтитрировании) на белорусский язык фильмов при их показах в кинотеатрах Беларуси

Кадурин Алексей Юрьевич, кандидат юридических наук, доцент кафедры финансового права и правового регулирования хозяйственной деятельности юридического факультета Белорусского государственного университета, адвокат Минской городской коллегии адвокатов

Квиткевич Александр Сергеевич, филолог, предприниматель, руководитель ООО «Прастора Бай»

Ильина Ольга Дмитриевна, юрист, магистрант юридического факультета Белорусского государственного университета

Огнева Ольга Владимировна, юрист

Кадурина Надежда Анатольевна, искусствовед, магистрант кафедры белорусской и мировой художественной культуры Белорусского государственного университета культуры и искусств

Рецензент:

Функ Ян Иосифович, профессор, доктор юридических наук, председатель Международного арбитражного суда при БелТПП


Ключевые слова: белорусский язык, кинематограф, публичный показ, перевод, дубляж


Key words: Belarusian language, cinematograph, public display, translation, dubbing


Аннотация:

В статье освещена ранее не исследованная проблема показа в белорусских кинотеатрах зарубежных фильмов, переведенных на белорусский язык, выявлены причины ее наличия и на основании анализа законодательства Беларуси, подходов других государств к правовому регулированию подобных отношений, а также финансово-экономического исследования возможного совершенствования законодательства, сформулированы предложения о внесении дополнений в Кодекс Республики Беларусь о культуре.


Annotation:

This article highlights the previously unexplored problem of demonstrating foreign films translated into the Belarusian language in Belarusian cinemas. The reasons for its existence are identified. Based on the analysis of Belarusian legislation, approaches of other states to legal regulation of similar relations, as well as financial and economic research on possible improvements of the legislation, amendments to the Code of the Republic of Belarus on culture are suggested.


ВВЕДЕНИЕ


История показывает, что уровень использования белорусского языка в белорусском обществе и поддержки его со стороны государства в различные временные периоды не оставался неизменным.

Так, в Великом княжестве Литовском белорусский язык являлся государственным и господствовал в политической, экономической и культурной жизни страны вплоть до XVII в. [1, с. 31−32].

С XVII в. и до 1917 г. — при полонизации, имевшей место после объединения Королевства Польского и Великого княжества Литовского в Речь Посполитую, и русификации во времена нахождения белорусских земель в составе Российской Империи — создавались ограничения на использование белорусского языка. При этом если в период Речи Посполитой такие ограничения касались официального делопроизводства и употребления в государственных учреждениях [1, с. 32, 103], то в период вхождения белорусских земель в состав Российской Империи царское правительство принимало ряд репрессивных мер, направленных именно на уничтожение белорусской национальной культуры и искусства [2, c. 64]. Так, Указом от 18 июля 1840 г. царь Николай I запрещает к употреблению слова «Беларусь» и «белорусский» [9, с. 216, 224]. После крестьянского восстания 1861−1863 гг. царское правительство запрещает печатать белорусские книги и журналы, а в 1863 г. приказом виленского генерал-губернатора Муравьева была запрещена и постановка пьес на белорусском языке [2, c. 64].

В результате этого «да Вялiкай Кастрычніцкай соцыялістычнай рэволюцыі Беларусь у культурных адносінах была адной з адсталых ускраін Расійскай Імперыі: ўсе, што было звязана з развіццем нацыянальнага мастацтва, народным тэатрам, музыкай і песняй, праследавалася і забаранялася царскім урадам» [8, с. 79]. После революции начался период национально-культурного возрождения, при котором советской властью создавались условия для использования белорусского языка в различных сферах общественной жизни.

Однако через некоторое время после смерти В. И. Ленина политика советского государства по языковому вопросу претерпела значительные изменения. К примеру, когда в конце 20-х — начале 30-х гг. XX в. в Беларуси осуществлялся переход на выпуск звуковых кинолент, «„Белдзяржкіно“ паставіла перад „Саюзкіно“ пытанне аб неабходнасці дэманстрацыі кінафільмаў на беларускай мове і мовах другіх нацыянальнасцяў. … Але „Саюзкіно“ рэкамендавала рабіць кінафільмы толькі на рускай мове» [5, с. 296].

После обретения нашим государством суверенитета, принятая 15 марта 1994 г. Конституция Республики Беларусь (далее — Конституция) установила, что государственным языком является белорусский, однако при этом существует право свободного пользования русским языком (ст. 17). В последующем изменения и дополнения, внесенные в Конституцию 24 ноября 1996 г., затронули и ст. 17: было установлено, что как белорусский, так и русский языки являются государственными.

Однако, несмотря на это, в настоящее время существует необходимость принятия мер по особой поддержке белорусского языка, что предопределено следующими обстоятельствами.

Во-первых, существовавшие в истории Беларуси ограничения на использование белорусского языка привели к тому, что в данный момент белорусский язык по уровню жизнеспособности, согласно классификации ЮНЕСКО, относится к числу «уязвимых» [17]. Однако в настоящее время «наша грамадства імкнецца да сіметрычнага двухмоўя, гэта значыць, такога, пры якім кожны мог бы без цяжкасцей і памылак ужываць пры неабходнасці адну або другую мову» [6, с. 16], а обеспечение этого предполагает принятие соответствующих мер.

Во-вторых, белорусы являются титульной нацией в Республике Беларусь (составляют 83,7% населения), а белорусский язык считают родным языком 53,2% населения (по данным переписи населения Республики Беларусь 2009 г.). При этом данные цифры коррелируют и с результатами социологического исследования молодежной аудитории (961 чел.) [10, c. 632]. В частности, на вопрос о том, что вас из нижеперечисленного характеризует, были даны следующие ответы: «„добра ведаю мову“ — 32,2%; „дрэнна ведаю мову“ — 16%; „хацеў бы размаўляць лепш“ — 48,5%; „хацеў бы, каб вакол мяне больш людзей размаўлялі на роднай мове“ — 40,4%; „глядзеў бы перадачы на беларускай мове“ — 27,5%; „нічога з пералічанага“ — 9,1%» [10, c. 632]. Данные опроса подтверждаются и практикой: популярностью курсов белорусского языка («Мова нанова», «Моваведа», «Мова ці кава» и др.), востребованностью показов на белорусском языке фильмов, даже не являющихся киноновинками, и др.

В-третьих, для любой нации, безусловно, актуальным является развитие и распространение своего языка. «З'яўляючыся фундаментам духоўнай культуры, этнічнай прыметай нацыі, мова лічыцца адным з галоўных сродкаў ідэнтыфікацыі асобы чалавека, выхавання нацыянальнай самасвядомасці, далучэння да сусветнай культуры» [6, с. 15]. При этом на значение языка для нации указывается и в законодательстве Республики Беларусь о культуре. Так, одним из принципов, на которых основываются общественные отношения в сфере культуры в нашей стране, является признание белорусского языка одним из факторов формирования национального менталитета (арт. 2 Кодэкса Рэспублікі Беларусь аб культуры (далее — Кодекс о культуре)), а сохранение, развитие, распространение и (или) популяризация белорусского языка, — одно из направлений государственной политики в сфере культуры (ст. 8 Кодекса о культуре).

Таким образом, в настоящее время в белорусском обществе имеется запрос на более широкое использование белорусского языка в различных сферах общественной жизни, а государство, в силу своего суверенного характера, должно принимать меры по сохранению, развитию, распространению и популяризации белорусского языка.


Основная часть


Удовлетворение существующего социального запроса и выполнение задачи государства по поддержке белорусского языка предполагает использование востребованных у населения видов искусства, в которых носителем образности является слово. Передача информации в сфере искусства посредством словесного текста на определенном естественном языке, безусловно, способствует его популяризации, распространению и развитию.

В современном мире в данном отношении особое место занимает такая неотъемлемая часть культуры, как кино. Степень популярности так называемого «коммерческого кино» у массового потребителя крайне высока. Доля киностудий-гигантов — «Sony / Columbia Pictures», «Warner Brothers», «Paramount Pictures», «Universal Studios», «Walt Disney Pictures» (ранее в данный список следовало также включать компанию «21th Century Fox», однако, последняя в марте 2019 г. была приобретена «Walt Disney Pictures») — в общем объеме выручки от всех демонстрируемых фильмов значительно превосходит долю всех других киностудий вместе взятых [4; 12]. Такое соотношение предопределено существенно большим интересом зрителей к фильмам киностудий-гигантов.

Однако, несмотря на это, белорусский язык на сегодняшний день при публичном показе кинофильмов, в том числе, указанных киностудий, практически не используется. К примеру, в 2018 г. в кинотеатрах УП «Киновидеопрокат» состоялось 185 показов фильмов на белорусском языке (ответ УП «Киновидеопрокат» от 16.01.2019 № 01−04/7), что составило 0,34% от общего количества показов фильмов в таких кинотеатрах в соответствующем году. Схожее цифровое соотношение имеет место и в кинотеатрах других организаций.

Существующий дисбаланс в количестве фильмов, показываемых на одном и на другом государственном языке, не удовлетворяет имеющийся социальный запрос и препятствует более широкому внедрению белорусского языка в жизнь. Следовательно, необходимо принятие мер по устранению такого дисбаланса. С целью их определения обратим внимание на законодательство и практику в иностранных государствах, признающих значимым популяризацию своего национального языка.

В Финляндии, где согласно Закону Финляндской Республики № 423/2003 «О языке» государственными языками являются финский и шведский, фильмы демонстрируются на языке оригинала с субтитрами на финском и шведском языках, за исключением фильмов, предназначенных для детей, которые подлежат озвучиванию на финский язык.

В Словакии, где государственным языком является словацкий, § 5 Закона Национального совета Словацкой Республики № 270/1995 «О государственном языке Словацкой Республики» предусмотрено, что дубляж телевизионных программ и фильмов должен осуществляться на словацком языке, однако допускается их распространение на языке оригинала в случае его соответствия требованию общепонятности с точки зрения национального языка. В связи с этим, чешские фильмы, по общему правилу, не должны дублироваться на словацкий язык, так как государство признало, что чешский язык соответствует юридически обязательному критерию ясности для словаков. Исключение из этого общего правила установлено в отношении чешских сказок и телевизионных программ, предназначенных для детей в возрасте до 12 лет: они подлежат обязательному переводу на словацкий язык.

В Каталонии (автономном сообществе Испании), в которой официальным языком является, в том числе, каталанский язык, согласно ст. 18 Закона Каталонии от 07.07.2010 № 20/2010 «О кинематографе» количество фильмокопий, распространяемых на каталанском языке, по общему правилу, должно составлять не менее 50%.

В Литве, где государственным языком является литовский, ст. 13 Закона Литовской Республики от 31.01.1995 № I-779 «О государственном языке» предусмотрено, что кинофильмы, демонстрируемые публично, должны озвучиваться или показываться с субтитрами на литовском языке. Аналогичное регулирование имеет место и в Латвии, где государственным языком является латышский. Однако в ст. 17 Закона Латвийской Республики от 09.12.1999 № 428/433 «О государственном языке» уточнено, что допускается дополнительно наличие субтитров на иностранном языке, однако субтитры на латышском языке не должны быть меньше по форме или уже по содержанию, чем иностранные субтитры.

В Польше, государственным языком которой является польский, в ст. 11 Закона Польской Республики от 07.10.1999 «О польском языке» содержится перечень сфер, в которых можно не использовать польский язык, однако кинематограф к ним не относится, и, соответственно, демонстрируемые фильмы подлежат переводу на польский язык. На практике после принятия закона при показе кинофильмов для детей использовался дубляж, а при показе остальных фильмов на иностранных языках — как правило, субтитрирование на польский. Однако, начиная с 2018 г., наблюдается тенденция к более частому озвучиванию фильмов, предназначенных, в том числе, для взрослой аудитории.

В Украине, государственным языком которой является украинский, впервые обязательность дублирования иностранных фильмов на украинский язык была закреплена в постановлении Кабинета Министров Украины от 16.01.2006 № 20 «Некоторые вопросы порядка распространения и демонстрации фильмов». Данным постановлением была введена квота обязательного дублирования (озвучивания, субтитрирования) на украинском языке иностранных фильмов для проката, демонстрации, публичного коммерческого видео и домашнего видео (в процентах общего количества фильмокопий): с 1 сентября 2006 г. — не менее 20; с 1 января 2007 г. — не менее 50; с 1 июля 2007 г. — не менее 70.

В свою очередь, в Беларуси ни Кодекс о культуре, ни Закон Республики Беларусь от 26.01.1990 № 3094-XI «Аб мовах у Рэспубліцы Беларусь» в редакции Закона от 13.07.1998 № 187-З (далее — Закон о языках), ни какой-либо иной НПА не содержат нормы, аналогичные приведенным. Таким образом, в отличие от Беларуси, во многих других государствах, в которых направлением государственной политики в сфере культуры является развитие, распространение и популяризация определенного языка, имеет место основанная на требованиях законодательства практика показа фильмов на нескольких государственных языках с обеспечением равного доступа к просмотру кинофильмов на каждом из таких языков.

Отсутствие в Республике Беларусь норм, предполагающих показ кинофильмов на обоих государственных языках, требует выяснения того, почему при отсутствии соответствующего нормативного регулирования белорусской киноиндустрией на уровне практики не было внедрено использование белорусского языка при публичном показе кинофильмов, являющихся популярными у массового зрителя. Анализ причин этого показывает, что проблема с таким внедрением возникает, в первую очередь, на уровне наличия правовой возможности на показ на белорусском языке фильмов, являющихся популярными у массового зрителя.

Для обоснования этого обратим внимание на правовое регулирование передачи прав на фильм (на примере законодательства Беларуси, соответствующего международно-правовым подходам к регламентированию таких отношений), а также на отдельные аспекты менеджмента в сфере кинематографа.

Кинофильмы, телефильмы и другие кино- и телепроизведения являются аудиовизуальными произведениями и защищаются как объекты авторского права (п. 4 ст. 993 Гражданского кодекса Республики Беларусь, абз. 5 ч. 1 п. 5 ст. 6 Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон об авторском праве), ст. 2 Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений (далее — Бернская конвенция)). С авторами производители аудиовизуального произведения (киностудии) заключают договоры о создании такого произведения, тем самым получая исключительное право на такое произведение на весь срок действия авторского права, если иное не предусмотрено договорами (ч. 1 п. 2 ст. 12 Закона об авторском праве).

Правообладатель, обладая правом использовать произведение по своему усмотрению в любой форме и любым способом, а также правом разрешать или запрещать другим лицам использовать произведение (п. 2 ст. 16 Закона об авторском праве, ст. 9 Бернской конвенции), принимает меры к обеспечению распространения фильма, в том числе за пределами страны его производства (при наличии у фильма потенциала к кассовым сборам за рубежом). Для этого кинопроизводители заключают с кинопрокатными организациями лицензионные договоры на использование аудиовизуального произведения соответствующим способом или способами.

По известной нам практике, когда какая-либо кинопрокатная организация Беларуси предлагает тому или иному кинопроизводителю заключить с ней лицензионный договор на использование аудиовизуального произведения посредством перевода произведения на белорусский язык, такое предложение в некоторых случаях не только не принимается, но и в принципе не обсуждается.

Так, вышеперечисленные голливудские киностудии-гиганты, как правило, даже не вступают в переговоры по поводу заключения лицензионного договора, а указывают на то, что право на использование произведения на территории Беларуси предоставлено на основании эксклюзивного лицензионного соглашения определенным дистрибьюторам, и именно они определяют условия проката фильмов на соответствующей территории с учетом требований белорусского законодательства. Применительно к отмеченному, с целью избежания терминологической путаницы, обратим внимание, что ставшее, по сути, традиционным использование в сфере кинематографа понятий «эксклюзивный дистрибьютор» и «дистрибьюция фильмов» во многом предопределено следующим. Во-первых, согласно § 25 137−8.2 Калифорнийского свода правил дистрибьютором является субъект предпринимательской деятельности, который после завершения производства фильма приобретает лицензию на его показ связанным или не связанным с ним третьим лицом и который может разрабатывать, финансировать и реализовывать кампанию по продвижению фильма на рынке. Во-вторых, в США правовое регулирование лицензионных договоров несколько отличается от регулирования, имеющегося в континентальной Европе. Если в Беларуси и других странах Европы выделяют исключительную и неисключительную лицензии, то в США — эксклюзивную (исключительную), перекрестную (неисключительную) и единоличную [15].

В свою очередь, обращение к дистрибьюторам также остается безрезультатным. Правообладатель мотивирует свой отказ предоставить право на показ фильмов на белорусском языке одним или несколькими из следующих тезисов:

 — в законодательстве Беларуси отсутствуют требования об обязательном переводе (дублировании или субтитрировании) фильмов, поступающих в прокат на ее территории, на белорусский язык;

 — среди способов использования аудиовизуальных произведений, предоставленных ему, не указан перевод произведения на белорусский язык;

 — перевод фильмов на белорусский язык не является экономически целесообразным, поскольку выстроенная схема работы и наличие дубляжа на русский язык вполне позволяют получать прибыль с продажи билетов в Беларуси, не производя при этом дополнительных затрат.

Предложение правообладателю, в любом случае являющееся для него экономически выгодным, о заключении лицензионного договора на использование аудиовизуального произведения путем его публичного показа на белорусском языке в кинотеатрах сразу после окончания периода показа таких фильмов в кинотеатрах на русском языке, также остается без акцепта.

В связи с отсутствием в открытом доступе лицензионных соглашений, заключенных такими правообладателями с голливудскими киностудиями, мы можем лишь предполагать объективную причину таких отказов, и она видится в следующем: перевод фильма на русский язык и перевод фильма на белорусский язык — это два разных способа использования произведения, и, соответственно, для того, чтобы показывать фильм на белорусском языке, необходимо указание в лицензионном договоре на такой способ использования.

С учетом возложения голливудскими киностудиями соответствующих расходов по переводу на национальный язык на себя [3; 13], логично, что в лицензионном договоре содержится лишь указание на перевод на один язык, если законодательство конкретного государства, на территории которого будет иметь место показ фильмов, не содержит требований о необходимости показа фильмов на двух языках. Подтверждает правильность такого предположения ситуация, сложившаяся в сфере кинопроката в различных государствах. Беларусь с населением 9 млн. 475 тыс. человек (по оценочным данным на 1 января 2019 г.) в отличие от ее государств-соседей, в том числе, Латвии c 1 млн. 920 тыс. населения (по оценочным данным на начало 2019 г.) и Литвы с 2 млн. 793 тыс. населения (по оценочным данным на сентябрь 2019 г.), не проходит в итоговых сводках и отчетах крупнейших мировых студий [14; 16]. При этом в Украине с 46 млн. 929,5 тыс. населения (по оценочным данным на начало 2006 г. — года, в котором была введена квота обязательного дублирования (озвучивания, субтитрирования) на украинском языке иностранных фильмов) исключительные лицензиаты американских киностудий появились лишь после включения в законодательство норм о переводе фильмов на украинский язык.

Изложенное, наряду с историей развития кинопроката в других государствах, показывает, что правоприменительная практика крупных иностранных кинокомпаний препятствует использованию белорусского языка при публичном показе их кинофильмов. До тех пор, пока в Беларуси отсутствуют нормы, предполагающие показ кинофильмов на белорусском языке, такая инициатива будет оставаться без поддержки со стороны крупных голливудских киностудий как не соответствующая стандартной схеме работы в конкретном регионе. И изменение такой практики возможно лишь при изменении белорусского законодательства. Следовательно, государственная политика по поддержке и развитию национального языка, являющегося одним из двух государственных в Беларуси, предполагает соответствующее совершенствование отечественного законодательства.

При совершенствовании законодательства в сфере публичного показа зарубежных фильмов на обоих государственных языках необходимо учитывать следующие обстоятельства.

Во-первых, юридическое и фактическое двуязычие в нашей стране предполагает невозможность признать какой-либо язык доминирующим над другим. Перевод иностранных фильмов на белорусский язык должен предоставлять зрителям право выбора языка в сфере культуры.

Во-вторых, гарантии по сохранению и развитию культуры на языках других народов, представители которых проживают в нашей стране (ст. 26 Закона о языках), а также интересы зрителей и образовательные цели предполагают наличие правовой возможности на показ фильмов на языке оригинала, в том числе с субтитрами также на языке оригинала. Это, по нашему мнению, предполагает, что норма, вводимая в законодательство, должна предоставлять возможность показа кинофильмов также на языках, не являющихся государственными.

В-третьих, фильмы, языком оригинала которых является русский или белорусский, вне зависимости от страны их производства, нецелесообразно учитывать при определении долей фильмов, подлежащих обязательному переводу при их распространении. Иной подход к регулированию соответствующих отношений может создать неравные условия конкуренции для субъектов хозяйствования ЕАЭС, производящих фильмы на одном из государственных языков в Республике Беларусь, что в силу ст. 75 Договора о Евразийском экономическом союзе недопустимо.

Помимо этого, предложение о совершенствовании законодательства с учетом требований п. 7 ст. 6, п. 5 ст. 42, п. 4 ст. 45 Закона Республики Беларусь от 17.07.2018 № 130-З «О нормативных правовых актах», абз. 2 ч. 1 ст. 50 Закона Республики Беларусь от 08.07.2008 № 370-З «О Национальном собрании Республики Беларусь» и теоретических разработок экономической школы права [11, с. 112, 159] предполагает к учету также финансово-экономические последствия такого совершенствования. Вопрос, который с финансово-экономической точки зрения может быть истолкован неоднозначно, заключается в появлении издержек на перевод фильмов.

Отметим, что существуют 2 стратегии аудиовизуального перевода: субтитрирование и переозвучивание, к которому относится закадровый перевод, комментарий, аудиодескрипция, адаптация, синхронный перевод и дубляж [7, с. 353]. При этом наиболее распространенными видами аудиовизуального перевода являются субтитрирование, дубляж и закадровый перевод [7, с. 354].

Введение в законодательство требования о переводе (особенно путем дубляжа) предполагает к обеспечению работой значительного количества деятелей в сфере культуры: актеров, переводчиков, редакторов, звукорежиссеров и других специалистов, задействованных в данном процессе. Это, хотя и создает благоприятные условия для развития всей кинематографической отрасли, предполагает наличие издержек на оплату труда указанных работников. Вместе с тем применительно к кинофильмам, произведенным крупными голливудскими киностудиями, покрытие расходов на перевод на белорусский язык будет происходить за счет таких студий, что подтверждается практикой, имеющей место в других государствах.

Если изначально голливудские киностудии обеспечивали дубляж лишь в таких странах, как Франция, Италия, Испания и Германия, а государствам с меньшими территориями предоставляли версии с субтитрами, которые было дешевле производить, то в последующем подход изменился. По мере увеличения кассовых сборов, особенно для анимационных и семейных фильмов, голливудские кинопроизводители стали обеспечивать дублированными версиями на национальные языки и государства с меньшими территориями [13]. При таком финансировании дубляж делается в соответствии со стандартами качества голливудских киностудий. Согласно бюджету последних, стоимость дубляжа на один язык, как правило, составляет от 100 000 до 150 000 долларов США [13]. По утверждению Б. Батруха, руководителя одной из крупнейших компаний-дистрибьюторов кино в Украине, минимальный бюджет, закладываемый голливудскими киностудиями на дубляж одного фильма, составляет 50 000 долларов США, а с учетом того, что в год таких фильмов выходит около ста, в итоге, американская киноиндустрия вкладывает в развитие украинской ежегодно около 5 млн. долларов США [3]. При этом пример развития в Украине соответствующих компаний («B&H Film Distribution Company», «Ukrainian Film Distribution», «Вольга Украина», «Kinomania» и других) после появления в украинском законодательстве положений об обязательном переводе фильмов на украинский язык, позволяет утверждать, что нормативное регулирование, предполагающее необходимость перевода кинофильмов на национальные языки, приводит к развитию предпринимательства в сфере проката кинофильмов в стране, и, соответственно, к росту поступлений в бюджет.

Таким образом, имеющиеся данные указывают на финансово-экономическую целесообразность введения в отечественное законодательство положений об обязательном переводе кинофильмов на белорусский язык.

Исходя из вышеизложенного, обоснованным представляется дополнение ст. 206 Кодекса о культуре «Показ и распространение фильмов» положениями, согласно которым количество показов кинофильма на белорусском языке должно быть не менее 40%; на русском языке — не менее 40%; количество показов кинофильма на иностранном языке, являющимся языком оригинала и не являющимся одним из государственных языков Беларуси, — не более 20% от общего числа его показов. Кроме того, исходя из вышеизложенного, следует отразить, что такие квоты не распространяются на фильмы, произведенные на одном из государственных языков Республики Беларусь.

Предлагаемое соотношение, по нашему мнению, является оптимальным, поскольку создает условия для обеспечения равного доступа к кинофильмам, переведенным на оба государственных языка, при сохранении возможности демонстрировать фильмы на других языках и в определенной степени в зависимости от запроса зрителей варьировать количество показов на том или ином государственном языке.

Соответствующие дополнения, при включении их в Кодекс о культуре, обеспечат:

 — реальное равноправие языков, гарантированное Конституцией Республики Беларусь, и их полноценное функционирование в такой важной составляющей культурной жизни страны, как кинематограф;

 — проведение государственной политики по распространению и популяризации как в Беларуси, так и за границей белорусского языка посредством использования возможностей кинематографа;

 — содействие вложению средств, в том числе иностранными кинопроизводителями, в отечественную кинематографическую отрасль, появлению в Беларуси новых рабочих мест для ряда специалистов, необходимых для обеспечения перевода кинофильмов на белорусский язык, а также созданию национальных продуктов в сфере кинематографа.


Выводы


1. В государствах, которые придают значение развитию, распространению и популяризации определенного языка, имеет место основанная на требованиях законодательства практика показа фильмов на нескольких государственных языках с обеспечением равного доступа к просмотру кинофильмов на каждом из языков. Такие государства вводят в свое законодательство требования о показе фильмов на национальном языке или языках.

2. Сложившаяся практика ряда крупных мировых киностудий заключается в том, что при отсутствии в законодательстве конкретного государства требования об обязательном переводе (озвучивании или субтитрировании) фильмов на национальный язык и при наличии перевода на язык, понятный населению этого государства, правообладатель не предоставляет возможности переводить (озвучивать или субтитрировать) этот фильм на соответствующий национальный язык. Исключение из этого правила имеет место лишь тогда, когда законодатель конкретного государства признает обязательным перевод фильма на определенный язык (языки). Соответствующее нормативное регулирование предполагает организацию работы кинопроизводителей таким образом, что расходы по переводу фильмов они берут на себя.

3. С целью обеспечения принципа признания белорусского языка одним из факторов формирования национального менталитета, а также для надлежащей реализации государственной политики в сфере культуры о способствовании развитию и популяризации белорусского языка в сфере кинематографа в отечественное законодательство необходимо включить требование об обязательном переводе фильмов на белорусский язык. Статью 206 Кодекса о культуре «Показ и распространение фильмов» необходимо дополнить пунктом 6 следующего содержания:

«6. Колькасць паказаў кінафільма на кожнай з дзяржаўных моў не можа складаць менш за 40% ад агульнай колькасці паказаў дадзенага кінафільма ў пэўным кінатэатры. Колькасць паказаў кінафільма на замежнай мове, якая з’яўляецца мовай арыгіналу, не можа быць больш за 20% ад агульнай колькасці паказаў дадзенага фільма ў пэўным кінатэатры. Такія патрабаванні не распаўсюджваюцца на кінафільмы, мовай арыгіналу якіх з’яўляецца адна з дзяржаўных моў Рэспублікі Беларусь».


Список использованных источников

  1. 100 пытанняў і адказаў з гісторыі Беларусі / Усклад. і прадм. І. Саверчанка, З. Санько. — Мінск: Навука і тэхніка, 1994. — 190 с.

  2. Барышев Г. И. Театрально-декорационное искусство Белоруссии в период 1905 — 1917 гг. (Общая характеристика) / Белорусское искусство: сборник статей и материалов. — Минск: Изд-во Академии наук Белорусской ССР. Институт искусствоведения, этнографии и фольклора, 1957. — С. 63−78.

  3. Батрух Б. Дискусію щодо українскького дубляжу фільмів у вітчизняному прокаті «Детектор медіа» / - Режим доступу: https://detector.media/infospace/article/6382/2006−02−03-bogdan-batrukh-yakshcho-ne-ukrainizuvati-kinoprokat-sogodni-tse-ne-vdastsya-zrobiti-nikoli. — Дата доступу: 07.10.2019.

  4. Бюллетень кинопрокатчика. Мэйджоры: кто есть кто? [Электронный адрес]. — Режим доступа: www.kinometro.ru/materials/show/name/ about_majors_20 916. — Дата доступа: 07.10.2019.

  5. Гісторыя культуры Беларусі / Леанід Лыч, Уладзімір Навіцкі. — 3-е выд., дапоўненае. — Мінск: Современная школа, 2008. — 510, [1] с.

  6. Даніч А. У. Родная мова як сродак выхавання асобы вучня: грамадзянска-патрыятычны аспект (з вопыту працы) / А. У. Даніч, В. М. Карчагіна. — Современное образование Витебщины. — 2016. — № 1(11). — С. 15−19.

  7. Савко М. В. Аудиовизуальный перевод в Беларуси / М. В. Савко. — Мова і культура: науковий журнал. — Вип. 14. — Т. VI (152). — С. 353−357.

  8. Смольскі Б. Беларускі дзяржаўны ордэна Леніна Вялікі тэатр оперы і балета / Мастацтва Совецкай Беларусі: зборнік артыкулаў. — Дзяржаўнае выдавецтва БССР: Рэдакцыя мастацкай літаратуры. — Мінск, 1955. — С. 78−99.

  9. Снапковский В. Е. История внешней политики Беларуси: пособие / В. Е. Снапковский. — Минск: БГУ, 2013. — 495 с.

  10. Самусевіч В. М. Беларуская мова ў нацыянальнай медыйнай прасторы / В.М. Самусевіч // Традыцыі і сучасны стан культуры і мастацтваў: зборнiк дакладаў i тэзiсаў VII Міжнар. навук.-практ. канф., Мiнск, 24−25 ліст. 2016 г.: у 2 т. / гал. рэд. А. І. Лакотка; Цэнтр даследаванняў беларускай культуры, мовы і літаратуры НАН Беларусі. — Мінск, 2017. — Т. 2. — С. 629−632.

  11. Тимофеев Е. А. «Law and economics»: учение о праве и государстве в США в XX веке: дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.01 / Е. А. Тимофеев; Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского. — Нижний Новгород, 2016. — 181 л.

  12. Box Office by Studio: Studio market share [Electronic resource]. — Mode of access: https://www.boxofficemojo.com/studio/?view=company&view2=ye arly&yr=2018&p=.htm. — Date of access: 07.10.2019.

  13. Inside the Weird World of International Dubbing [Electronic resource]. — Mode of access: https://www.hollywoodreporter.com/news/argo-django-unchained-inside-weird-427 453. — Date of access: 21.10.2019.

  14. Latvia Yearly Box Office [Electronic resource]. — Mode of access: www.boxofficemojo.com/intl/latvia/yearly/. — Date of access: 07.10.2019.

  15. Lnicensing Agreement: Everything You Need to Know [Electronic resource]. — Mode of#bsp;access: https://www.upcounsel.com/licensing-agreement. — Date of access: 05.11.2019.

  16. Lithuania Yearly Box Office [Electronic resource]. — Mode of access: www.boxofficemojo.com/intl/lithuania/yearly/. — Date of access: 07.10.2019.

  17. UNESCO Atlas of the World's Languages in Danger [Electronic resource]. — Mode of access: www.unesco.org/languages-atlas/. — Date of access: 07.10.2019.