Источник: Кадурин А. Ю. Доступ адвокатов к базам данных в контексте свободы и безопасности информации / А. Ю. Кадурин // Информационные технологии и право (Правовая информатизация — 2015): материалы V Междунар. науч.-практ. конф. (Минск, 28 мая 2015 г.) [Электронный ресурс] / Нац. Центр правовой информ. Респ. Беларусь; под общ. ред. Е. И. Коваленко. — Электрон. дан. — Минск: Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь, 2015. — С. 354 — 357.

Доступ адвокатов к базам данных в контексте свободы и безопасности информации

А. Ю. Кадурин
адвокат Минской городской коллегии адвокатов, старший преподаватель кафедры финансового права и правового регулирования хозяйственной деятельности юридического факультета БГУ
В статье рассматриваются вопросы, связанные с ответами на запросы адвокатов о предоставлении информации и доступом адвокатов к информации, содержащейся в электронных базах данных. В заключении сделан вывод о необходимости дифференциации информации; о том, к какой информации адвокат должен иметь беспрепятственный допуск.

Безопасность и свобода — это взаимосвязанные понятия: невозможно быть свободным, не будучи в безопасности, как и наоборот. Одна из слагающих безопасности лица — это ограниченность доступа других лиц к информации, его касающейся. Вместе с тем специфика информации, предопределяющая возможность её распространения вне связи с конкретным материальным объектом, обуславливает её хранение в различных источниках (в том числе в базах данных государственных органов). При этом в ряде случаев государством или субъектом, обладающим соответствующей информацией, предпринимаются меры по ограничению доступа к ней. Так, сведения, составляющие государственные секреты, могут быть получены лишь лицами, имеющими определённого рода допуск. Однако в большинстве случаев «высота забора», за которым хранится соответствующая информация, не столь велика. Многие уполномоченные лица, которые по характеру своей деятельности нуждаются в соответствующей информации, имеют возможность получить такую информацию, при этом не только посредством письменного запроса в орган, обладающий этой информации, но и посредством электронного доступа к соответствующей базе данных. Адвокат при ведении дела, подготовке различных правовых документов также сталкивается с необходимостью получения сведений о другом лице: например, о наличии зарегистрированных на нём транспортных средств — при подготовке искового заявления о разделе совместно нажитого имущества; о судимостях — при подготовке искового заявления об определении порядка общения с ребёнком, при оценке рисков неисполнения обязательства после заключения договора (иногда знание о криминальном прошлом контрагента — необходимая составляющая безопасности сделки). Перечень ситуаций, в которых для качественного оказания юридической помощи адвокату необходима информация, содержащая в базе того или иного государственного органа или организации, может быть продолжен (но специфичность каждого конкретного дела и развитие общественных отношений обуславливают невозможность сформулировать его в качестве исчерпывающего).

Однако право на доступ адвоката к информации, распространение или предоставление которой ограничено, в том числе содержащейся в электронных базах данных, является одной из проблем, должное решение которой, несмотря на длительный период её существования, отсутствует. В последние годы ситуация с ответами различных органов и организаций на запросы адвокатов лишь ухудшилась. При этом, как показывает практика, отказ в предоставлении соответствующей информации адвокатам иногда основан на расширительном толковании закона. Так, например, Управление ГАИ ГУВД Мингорисполкома отказывает в предоставлении сведений о регистрации транспортных средств, воспринимая соответствующую информацию как сведения о частной жизни физического лица и персональные данные; РУП «Белпочта» отказывает в предоставлении сведений о том, получал ли конкретный гражданин когда-либо какую-либо почтовую корреспонденцию по месту своей регистрации, ссылаясь на тайну почтовой связи.

Вместе с тем необходимость в принятии мер по совершенствованию соответствующего законодательства и правоприменительной практики очевидна не для всех. Существует позиция, что в случае изменения практики ответов на запросы адвокатов, возникнут различная рода злоупотребления и бесконтрольность распространения соответствующей информации. Мы полагаем, что такую позицию нельзя признать обоснованной в силу следующего. Во-первых, наличествующий доступ различных заинтересованных лиц (в частности, судов, судебных исполнителей) к информации, содержащейся в электронных базах данных, свидетельствует об отсутствии реальной гарантии нераспространения соответствующей информации. Более того, ситуация, когда допуск к соответствующей информации имеют многие, но не адвокаты, нам представляется условием, способствующим коррупционным проявлениям. Во-вторых, в целях недопущения бесконтрольного распространения информации может быть создан соответствующий механизм. Так, например, может быть разработан типовой бланк запроса для получения информации из определённых баз данных, в которых бы указывалась не только цель предоставления информации, но и все паспортные данные лица, в интересах которого испрашивается информация. Что касается доступа к электронным базам данных, то представляется возможным, по крайней мере, на переходный период, создать несколько «точек доступа» к соответствующей информация в рамках каждой территориальной коллегии адвокатов, например, в советах территориальных коллегий адвокатов; и каждый адвокат, желающий получить информацию из такой электронной базы данных, должен быть записан в специально созданный для этого журнал.

Вместе с тем изложенное не означает, что адвокат должен иметь допуск к любой информации, содержащейся в той или иной, в частности, электронной, базе данных. Информация, содержащаяся в базах данных, по своей природе неоднородна, и лишь её чёткая дифференциация позволит ответить на вопрос о том, к каким сведениям допуск адвоката может и должен быть ограничен. Нам представляется, что при разрешении обозначенного вопроса следует учитывать, прежде всего, следующие признаки, которые могут лежать в основе классификации информации: «возможные вредные последствия от распространения соответствующей информации», «перечень органов и организаций, которые имеют допуск к соответствующей информации».

На информацию, возможные вредные последствия от распространения которой велики, законодатель, как правило, специально обращает внимание путём именования её тайной. Так, законодатель Республики Беларусь специально подчёркивает недопустимость разглашения сведений, составляющих, в частности, тайну усыновления (удочерения) (ст. 136 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье), банковскую тайну (ст. 121 Банковского кодекса Республики Беларусь), врачебную тайну (ст. 60 Закона Республики Беларусь от 18.06.1993 г. «О здравоохранении»), служебную или коммерческую тайну (ст. 140 Гражданского кодекса Республики Беларусь), налоговую тайну (ст. 79 Налогового кодекса Республики Беларусь (Общая часть)), адвокатскую тайну (п. 4 ст. 16 Закона Республики Беларусь от 30.12.2011 г. № 334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республики Беларусь»), тайну почтовой корреспонденции (абз. 8 ст. 4 Закона Республики Беларусь от 15.12.2003 г. «О почтовой связи»). Данная информация, очевидно, является той, к которой не должно быть беспрепятственного допуска не только со стороны адвоката, но и иных правоприменительных органов.

Что же касается «перечня органов, имеющих допуск к соответствующей информации» как основания классификации, то в целях разрешения вопроса, к какой информации без сомнений должен быть предоставлен допуск адвокатам, следует уделить внимание базам данных, доступ к которым имеют органы и лица, причастные к осуществлению правосудия. Полагаем, что информация, содержащаяся в электронных базах данных, к которым имеют допуск суды и судебные исполнители, следует рассматривать в качестве той, доступ к которой, безусловно, должны иметь и адвокаты. При этом должна существовать альтернатива в получении этой информации: посредством либо подключения к электронной базе данных, либо письменного запроса в компетентный орган.

Изложенное позволяет прийти к следующим выводам:

1) слагающей безопасности лица является не только ограниченность доступа к информации, его касающейся, но и знание о другом лице,

2) информация, касающаяся жизни гражданина или деятельности организации, по своей природе неоднородна; в силу этого представляется необоснованным подход, в соответствии с которым любая информация, касающаяся частной жизни гражданина или деятельности организации, не подлежит разглашению;

3) информация, содержащаяся в электронных базах данных, доступ к которым по характеру свой деятельности имеют суды и (или) судебные исполнители, должна быть открытой для адвокатов.

Список цитированных источников:

1. Банковский кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 3 окт. 2000 г.; одобр. Советом Респ. 12 окт. 2000 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015.

2. Гражданский кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 28 окт. 1998 г.; одобр. Советом Респ. 19 нояб. 1998 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015.

3. Кодекс Республики Беларусь о браке и семье: принят Палатой представителей 3 июня 1998 г.; одобр. Советом Респ. 24 июня 1999 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015.

4. Налоговый кодекс Республики Беларусь (Общая часть): принят Палатой представителей 15 ноября 2002 г.; одобр. Советом Респ. 2 дек. 2002 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015.

5. О здравоохранении: Закон Республики Беларусь, 18 июня 1993 г., № 2435-XII // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015.

6. О почтовой связи: Закон Республики Беларусь, 15 дек. 2003 г., № 258-З // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015.

7. Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республики Беларусь: Закон Республики Беларусь от 30 декабря 2011 г., № 334-З // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015.